Люди в голом, Андрей Аствацатуров
ru
Knjige
Андрей Аствацатуров

Люди в голом

Čitajte
214 štampanih stranica
  • 😄12
  • 👍12
  • 👎5
Дебютный роман Андрея Аствацатурова (профессионального филолога, знатока Генри Миллера, внука знаменитого советского литературоведа В.М. Жирмунского) напоминает своей интонацией лучшие страницы Сергея Довлатова, Вуди Аллена и Павла Санаева. Герой-рассказчик – питерский «интеллигент в очках» – проводит читателя по местам своего поздне советского детства и университетской юности, всюду сохраняя острую наблюдательность, самоиронию и блестящее чувство юмора.
Utisak
Dodaj na policu

Jedna cena. Obilje knjiga

Ne kupujete samo jednu knjigu već celu biblioteku… po istoj ceni!

Nešto za čitanje uvek na dohvat ruke

Prijatelji, urednici i stručnjaci mogu da vam pomognu da pronađete nove i zanimljive knjige.

Čitajte bilo kad i bilo gde

Vaš telefon je uvek uz vas, a samim tim i sve vaše knjige, čak i kada ste oflajn.

Bookmate – aplikacija koja vas podstiče na čitanje
  • 😄HAHA12
  • 👍Vredna čitanja12
  • 👎Možete propustiti5
Prijavite se ili se registrujte
🙈Ne drži pažnju
😄HAHA
💤Smooor!

Во многих книгах о писательском мастерстве жирной красной нитью идет мысль, про автобиографические заметки. Проще говоря о том, что в первую очередь стоит писать о своей жизни. Мол – это именно то, в чем вы главный и единственный специалист. О том, что переживания других людей – это то, что всегда интересует читателей. И конечно же, это прекрасный способ психотерапии. Вот эта книга – как раз о подобном. Человек пишет о своей жизни. Причем пишет обо всем подряд, что приходит в его голову и о чем он хочет рассказать. И это в чем-то похоже на неудержимый поток сознания. Автор, он же герой, начинает издалека – со своего детства. Потом он переходит в свое юношество, потом опять в детство, потом следует зарисовка на тему надписей в туалетах, юмореска по Сорокину, потом…

В общем, вы, наверное, уже поняли, что автор тут гуляет по извилистым дорогам своего разума, не особенно заботясь о читателе. Совершенно не ясно, куда в очередной раз забросит нас его вдохновенное перо. Вот мы познакомились с очередным человеком из его жизни. Возможно, он сыграет какую-то роль в дальнейших событиях? Как-то повлияет на становления героя? Изменит жизнь автора? Да нет, про него просто забывают. В лучшем случае в паре предложений опишут его дальнейшую судьбу.

Это похоже на какую-то игру, в которую автор пытается сыграть на пару со своим читателем. Такой литературный аналог механического быка для родео. Очередной финт, очередная заморочка, очередное подмигивание и усмешка. Вот нам подсовывают героя и начинают рассказывать о нем какую-то историю, вероятно даже забавную. А затем перескакивают на рассуждения о продажных женщинах и теперь она, героиня новой истории. Возможно даже интересной. Потом вновь вспоминают о первом герое, о котором хотели рассказать забавную историю. Немного слов про него, и очередное ответвление. Где-то на третьей или четвертой подобной итерации можно считать героя забавной истории потерянным для читателя. Все, мы так и не узнаем, чем эта история закончилась. Вы там еще не вылетели из седла? Ну, тогда продолжим, автор нам еще не все сказал о продажных женщинах.

На самом деле, стоит отметить, что читать все это довольно легко – язык и зарисовки у автора просты и забавны. История его жизни читается весело и без особых проблем. А вот какие-то философские размышления и прочие детали слабо относящиеся к его жизни – это уже совсем другое дело. Здесь они играют суровую роль вериг, призванных как-то ограничить полет всего произведения. Они тормозят повествование, заставляют его тяжело подпрыгивать на месте и совершать прочие странные кульбиты. Самое необычное в них то, что я, прекрасно помню историю про то, как главного героя записывали в бассейн. Легко достают из памяти рассказ о том, как один из знакомых автора нес мочу в клинику. Но зато с трудом припоминаю все эти философские размышления. Помню там было что-то про надписи в туалетах и кажется, про москвичей. Но что именно там было? Уже и не вспомню. Это к вопросу о необходимости подобных заметок в этой книге.

Да, я допускаю, что взгляд мой на книгу получился достаточно однобоким. Вполне возможно, что более подкованный в классической литературе увидит здесь незаметные аллюзии и метафоры. Стилевое подражание Довлатову, Хармсу, и прочим классикам литературы. Подозреваю, что и в этих перепрыгиваниях с темы на тему тоже скрыт какой-нибудь металитературный смысл, ускользнувший от меня. Но, как я уже сказал – отдельные моменты мне понравились, над какими-то я смеялся, стиль письма мне нравился. Меня просто смущали отдельные элементы этой книги. Точнее смущало, что я их не понимаю. А заслуга это автора, или моя собственная недоработка – не в этом дело.

👎Možete propustiti
💩Smeće
💤Smooor!

Псевдофилосовский недоюмористический поток сознания.

Много на что похоже, в общем очень средненько. Интересно только с одной точки зрения: как формируются талантливые авторы? Вывод как всегда один: а фиг знает, варево каждый раз разное и единой закономерности нет:-)

Вот и с Москвой так. Гуляешь себе по бульвару, заприметил какое-нибудь здание. Хочется поближе подойти, получше рассмотреть. Тем более, вот и улица эта к нему ведет. Пошел по улице, а она куда-то заворачивает. Ты все идешь-идешь и выходишь к какому-то казино. А здание твое осталось где-то в стороне, и до него теперь, оказывается, надо полтора часа добираться с тремя пересадками.
Женя Бебякина была из хорошей семьи и умела интеллигентно выражать свои мысли. Но мысли ее почти не посещали, и Женя в основном многозначительно молчала.
детей. В книгах нечего ловить и нечего искать. Их сочиняют для того, чтобы превратить неорганизованное людское стадо в организованное.
Прочитав книги, люди глупеют окончательно, и тогда с ними можно делать все что угодно.
Ad Marginem, Denis  Starostin
Denis Starostin
Ad Marginem
  • 136
  • 2K
Book House, Мария Мусихина
Мария Мусихина
Book House
  • 53
  • 1.5K
Ad Marginem, Ad Marginem
Ad Marginem
Ad Marginem
  • 194
  • 437
В первую очередь, b6650843971
Беллетристика, janlynn
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)