Раунд. Оптический роман, Анна Немзер
ru
Knjige
Анна Немзер

Раунд. Оптический роман

Čitajte
Анна Немзер родилась в 1980 году, закончила историко-филологический факультет РГГУ. Шеф-редактор и ведущая телеканала «Дождь», соавтор проекта «Музей 90-х», занимается изучением исторической памяти и стирания границ между историей и политикой. Дебютный роман «Плен» (2013) был посвящен травматическому военному опыту и стал финалистом премии Ивана Петровича Белкина. Роман «Раунд» построен на разговорах. Человека с человеком – интервью, допрос у следователя, сеанс у психоаналитика, показания в зале суда, рэп-баттл; человека с прошлым и с самим собой. Благодаря особой авторской оптике кадры старой кинохроники обретают цвет, затертые проблемы – остроту и боль, а человеческие судьбы – страсть и, возможно, прощение. «Оптический роман» про силу воли и ценность слова. Но прежде всего – про любовь. Содержит нецензурную брань.
188 štampanih stranica

Utisci

Катерина
Катеринаje podelio/la utisakпрошле године

Эту книгу стоит прочесть, если хотите оставаться в русле современного российского литературного процесса и понимать, что обсуждают московские хипстеры с хорошей наследственностью и интересными биографиями. В остальном, несмотря на острую и даже болезненную сверхактуальную тему, роман написан чудовищным постсоветским языком человека, перечитавшего претенциозных книг, напичкан ходульными персонажами фейсбучной хроники, топорно работает с идеями, волнующими так называемых людей с хорошими лицами, и не вызывает ни капли сочувствия к персонажам. Такая себе местечковая литература для тусовочки. Читается быстро, это факт.

Мария Закрученко
Мария Закрученкоje podelio/la utisakпре 2 године
👍Vredna čitanja
🚀Čita se u jednom dahu

Ожидания «нового языка», на котором можно говорить о современности, не оправдались, потому что я уже читала у Немзер «Плен». Дебютный роман тоже был построен на таких вот недоговорённых разговорах, на раскрытии замолчанных тайн и разговорах, оказавшихся «вовсе не о том», и понятых правильно только по прошествии времени. Думаю, этот оттого, что автор работает с памятью, и хорошо понимает, как именно преображается со временем произошедшее. То, что казалось в памяти незыблемым, вдруг приобретает совсем иные очертания. Вот почему ей постоянно необходимо обращаться к прошлому – оно не устоялось, оно всегда в процессе.

Теперь уже бесполезно гадать – были бы впечатления теми же, если бы «Раунд» я прочла раньше «Плена». С самого начала чувствуется неизменность интонации и стиля. Повторяются даже приёмы предыдущего романа, например, описание значимого поступка героя дублируется в другом случае с другими людьми, иногда точно теми же словами, доказательством, что других слов просто не может быть. Или, когда из «показаний» разных людей в конце складывается многогранная картина одного и того же события.

Есть книги, которые, несмотря на не-близость мне по сюжету, я читаю «за язык». Случай «Раунда» именно такой. Я не очень люблю диалогичную прозу, но дерзость и жёсткость языка Немзер ведут за собой, оторваться довольно сложно.

Главная идея романа, по-моему, кроме очевидной «смены оптики», это ещё и то, что проблемы современности так или иначе постоянно возвращаются в прошлое, прокручиваются через него, неизжитые и не проговорённые, как и проблемы отцов и детей. Поколения повторяют ошибки друг друга или одинаково пытаются геройствовать – в этом и состоит сущность исторической памяти. «Давай сделаем это сами, давай сделаем это красиво»…

При этом я всё-таки чувствую во всём этом романе такой надрыв, такую сильную эмоцию, которую сама ношу в себе, в этом смысле «Раунд» – это про сейчас и про меня. Потому что не задеты в этой книге вопросы, о которых я бы не проворачивала в себе, словно штопором ковыряя душу. От холодных размышлений над пачкой феназепама, заканчивающихся тем, что родителей всё-таки жалко, до полного рассредоточения внимания и души над фэйсбучными новостями: вот кого-то пытают в тюрьме, кто-то там голодает, тут убивают бездомных животных, а здесь у нас танцы в парках и бесплатное кино по вечерам. И ты сидишь с когнитивным диссонансом, сжатым в ладони в качестве смартфона, и просто не понимаешь, зачем, зачем, вот что тебе с этой информацией делать? Какое применение ей найти?

Анна Немзер вот, книгу написала.

Irina Yakobson
Irina Yakobsonje podelio/la utisakпре 3 месеца
👍Vredna čitanja

Отличная книга. Читается на одном дыхании.

Citati

Максим Разин
Максим Разинje citiraoпре 13 дана
Потом шли домой по набережной, и все-то над ними был оптический прицел: где-то тут, в этой точке пространства, они саккумулировали что-то такое… смысл, и радость, и… Молоденькие были чудачки.
Антонина Саландер
Антонина Саландерje citiralaпре 6 месеци
Это была обязанность оставаться жить. Потому что я знала, что, даже если она не в разуме, даже если родители будут ее навещать – она мое отсутствие заметит. И ей будет страшно. Теперь таких прямых обязанностей у меня нет.
Zina Re
Zina Reje citiralaпре 2 године
Память, Аня, – это не свет, а мрак. Сломанные ноги. Экзема, там, я не знаю, язва двенадцатиперстной кишки, рвотный рефлекс. Какие еще примеры тебе дать? Память – это самая панковская идея бога, а бог не фраер. И нет света у памяти и срока годности у вины.

Na policama za knjige

Невидимые женщины, Екатерина Петрова
Екатерина Петрова
Невидимые женщины
  • 135
  • 22
MEDIAШКОЛА, MEDIAШКОЛА
MEDIAШКОЛА
MEDIAШКОЛА
  • 25
  • 4
Хочу прочесть , Nastya Savina
Я читаю всё подряд, Мария Закрученко
Мария Закрученко
Я читаю всё подряд
  • 24
  • 2
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)