Андрей Белый

Серебряный голубь

    maksimshje citiraoпре 15 дана
    (Верный был Столб, стих распевал хорошо, хитрости хоть отбавляй, а насчет судеб и тайн был по сравнению с иными брати-ями простак простаком: как-то все у него не того — не мог обмозговать никак, што и как: оттого и с сицилистами знался, и со штундой тарабарил, и к бегунам летось ходил[27], а все-же, чтобы кого из своих предать — на этот счет можно было на Абрама вполне положиться; Столб столбом, и язык под замок вовремя прятал.)
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    — И шед, возопих: «извощиче, извощиче: кую мзду возмеши довести мя до храмины?» И отвещах: «Денарий, еже есть глаголемый „двугривенный“», и восседох на колеснице, и возбрыкахся кобыла; и понесе…
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    — А вы видели ль, робята, ефту самую еху лесную? — обращался лупоглазый, распаренный от жару, целебеевский парень к двум ротозеям, тянувшим чай с блюдечка.
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    — Бысть ветер буйный, и занесе меня в кобак; и рекл ми целовальник: «человече, чего хощеши?» И отвещах ему: «зелья водошнаго». И сложил той своя пять персты воедину; и бия меня по зубам. И, биен, издох…
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    — Чего буркулы на меня, харя, выпятил? В борьбе обретешь ты право свое! — харкнул на пол рабочий с Прохоровской мануфактуры, молодой парень с проваливающимся носом.
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    — Забастовщики вы бердичевские!.. — кочевряжился паршивого вида мужичонка.
    maksimshje citiraoпре 15 дана
    Это они говорили о Фекле Матвеевне Еропеги-ной, жене богатейшего лиховского мукомола, в некое тайное перешедшей согласие.
    maksimshje citiraoпре 18 дана
    Чудная у него была баба, рябая; жил ли он с ней, или нет — не знали; должно быть, жил; только бабу не любили сельчане, да и она держалась в стороне: глупая была баба: все на звезды смотрела; как затеплятся звезды, выйдет она на двор, и все-то жалобным голосом своим распевает: не то стих духовный, не то любовную песню срамную.
    maksimshje citiraoпре 18 дана
    Только раз поп не стерпел: как пришел домой, засел строчить донос; строчил, строчил — ну и настрочил же: будто придерживается заноза неведомого вероисповедания и с кавказскими молоканами в сношение-де вступить намерена для ниспровержения предержащих властей; оттого-де и социалистка; и ребят не учит, а все только пакостью занимается, чему свидетель он, настоятель целебеевского храма.
    maksimshje citiraoпре 18 дана
    Старинная была церковь; старой работы иконопись — строгие, черные, темные лики: и святитель Микола, и мудрейший язычник — Платоном звали, — и эфиопский святой с главою псиною, из арапов (видно, по Минеям[12] расписывали в старину) — хмурые, хмурые лики: просто глядеть невесело; вот как приехали богомазы из города, первым делом лики скоблить принялись — соскоблили, стену оштукатурили, по свежему грунту веселых, улыбчивых святых (помоднее, с манерами) расписали по примеру лиховского собора; куда стало поваднее!
    maksimshje citiraoпре 18 дана
    Люди степенные проживают в Целебееве: во-первых, Иван Степанов много годов лавку тут держит — красным товаром торгует; этому не перечь: живо сдерет с тебя шкуру, без штанов по миру пустит, жену обесчестит; а уж красного петуха ожидай; да и роду твоему и племени головушек не сносить; сродственникам, сватьям да зятьям сродственников влетит — и всё тут: богобоязненный 'мужик, сам за прилавком в церкви стоит, медяками позвякивает; из себя благолепный, борода лопатой, волосы в скобку, сапоги бутылками, с набором, со скрипом, всегда смазаны дегтем, при медных часах.
    maksimshje citiraoпре 18 дана
    Бабами, и притом пакостного свойства.
    Семён Бородулинje citiraoпрошлог месеца
    Ей, ты, слобода! — бросил он вдруг только что побитому рабочему, уже совершенно пьяному: — Такого оно так: хорошо это у вас писано, только есть ли у вас свой сицилистический бог?…

    — Пррре-доставим небо ворробьям… и водрру-зим… кррасное знамя… — бормотал тот, совершенно пьяный, — пррролитарри-ата…

    — Ой-ли, а не красный ли гроб?
    Семён Бородулинje citiraoпрошлог месеца
    — Да ты сообрази, дубовое твое рыло, — сообрази ты: кто над землей трудится? Мужик — я, чай! Мужику и земля, то ись в полное апчествен-ное обладание. Акрамя земли никакой такой сла-боды нам не надать; одно стеснительство, слабода ета. На што слабода нам?…
    Семён Бородулинje citiraoпрошлог месеца
    Так-​то, брат: про‍­ле‍­та‍­рий и есть тот, кто, зна‍­чит, про‍­ле‍­тит по всем пунк‍­там, то ись вы‍­ле‍­тел в трубу…
    Alexey Kapustinje citiraoпре 5 месеци
    однажды философ-кадет развивал в помещении музея свой взгляд на идеальное государство, где принцип гуманности будет настолько расширен, что даже в тюрьмах будут предложены заключенным усовершенствованные способы развлекать себя и друг друга.
    Тут Иван Иваныч прервал собеседника:
    — Все-таки, будут тюрьмы?
    Николай Суходоловje citiraoпре 7 месеци
    детский лепет, известное дело — птичий свист, не более того.
    Николай Суходоловje citiraoпре 7 месеци
    Дрянная девчонка хорошо знает, что если бы кому объяснять каждое восклицанье о Вилламовице-Меллендорфе, которым обменивается Петр с другом, что оно, восклицанье, значат, — о Вилламовице вышла бы умная книга; хоть она, Катя, и совсем глупенькая, а, глупенькая, знает, что Петр умней всех людей, когда говорит о Вилламовице-Меллендорфе, и не им с бабушкой его понимать; а кто этот Вилламовиц, не знает Катя.
    Николай Суходоловje citiraoпре 7 месеци
    село занимали два только рода — Фокины да Алехины; столько их расплодилось в Грачихе, что прочие взяли да и перемерли, — вывелись, можно сказать;
    Николай Суходоловje citiraoпре 7 месеци
    пространство от Лихова до Целебеева, казалось, плясало в слезливом ветре;
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)