ru
Томас Манн

Признания авантюриста Феликса Круля

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Великий немецкий писатель Томас Манн (1875–1955) задумал роман «Признания авантюриста Феликса Круля» еще до Первой мировой войны, а завершил в 1954 году. Рассказ о приключениях обаятельного, одаренного богатым воображением мошенника Круля неизменно пользуется успехом у читателей во всем мире.
Ova knjiga je trenutno nedostupna
464 štampane stranice

Utisci

    hank owlje podelio/la utisakпре 2 године
    👍Vredna čitanja
    💡Poučna
    😄HAHA

    Последняя книга Томаса Манна...
    ... которую он не дописал.

    В общем, мошенник этот — мелкий, самовлюбленный мещанин, предпочитающий богатых женщин, годящихся ему в матери. Они смотрят на жизнь практично и щедры.

    Не знаю, куда вывел бы Манн свое повествование, но судя по началу, в котором сорокалетний Круль начинает рассказ о своей жизни, закончилось все крахом. Как был Круль мелким, фатоватым бюргером, сладко вздрагивающим при упоминании богатства, регалий и аристократических фамилий, так и остался. Мелкое ничтожество, сумевшее понравиться многим людям, которые были куда как лучше его самого.

    Попозже надо будет посмотреть экранизацию 1982 года. Кажется, в ней далеко ушли от духа книги.

    Ну, и как же без того. Это просто тема из тем Манна.

    "О, эти сцены светской жизни! Никогда не являлись они взору более восприимчивому! Кто знает, почему одна из картин, наполнявших мое сердце тоской и вожделением, картина, ничем не примечательная и вполне заурядная, так врезалась мне в память, что я и сейчас еще трепещу от восторга, вспоминая о ней? Нет, я не в силах противиться искушению воссоздать ее на этих страницах, хотя отлично знаю, что рассказчик – а им я сейчас являюсь – не должен отвлекать читателя происшествиями, из которых, вульгарно выражаясь, «ничего не проистекает», ибо они не способствуют развитию того, что принято называть «действием». Но, может быть, хоть при описании собственной жизни дозволено руководствоваться велениями сердца больше, чем законами искусства?
    Еще раз повторяю: ничего особенного в этой картине не было, но она была очаровательна. Место действия находилось у меня над головой – балкон бельэтажа большой гостиницы «Франкфуртское подворье». Однажды зимним вечером на него вышли – да, да, прошу прощенья, так просто все и обстояло – двое молодых людей не старше меня, по-видимому брат и сестра, может быть даже двойняшки. Головы у них были не покрыты, на себя они тоже ничего не накинули, из озорства. Оба темноволосые, явно уроженцы заморских стран, то ли южноамериканцы испано-португальского происхождения, то ли аргентинцы или бразильцы, а может быть – я ведь просто гадаю, – может быть и евреи – предположение, нисколько не умаляющее моего восторга, так как воспитанные в роскоши дети этого племени бывают очень и очень привлекательны. Оба были до того хороши, что словами не скажешь, и юноша по красоте не уступал девушке. Они уже были одеты для вечера; на манишке молодого человека я заметил бриллиантовые запонки, у девушки в темных, красиво причесанных волосах сверкал бриллиантовый аграф, другой точно такой же был приколот на груди, там, где красноватый бархат платья переходил в прозрачное кружево; из таких же кружев были у нее и рукава.
    Я дрожал за их туалет, ибо несколько мокрых снежинок, покружив в воздухе, уже легли на темные кудри брата и сестры. Да и вся-то их ребяческая шалость длилась не больше двух минут и была затеяна, верно, только для того, чтобы, со смехом перегнувшись через перила, посмотреть, что творится на улице. Затем они сделали вид, будто у них зуб на зуб не попадает от холода, стряхнули снежинки со своего платья и скрылись в комнату, где тотчас же зажегся свет. Исчезла чудесная фантасмагория, исчезла, чтобы уже никогда не возникнуть вновь. Но я еще долго стоял и смотрел поверх фонарного столба на балкон, мысленно пытаясь проникнуть в жизнь этих существ. И не только в эту ночь, но еще много ночей кряду, когда я, усталый от ходьбы и созерцания, засыпал на своей кухонной скамье, снились мне эти двое.
    То были любовные сны, исполненные восторга и жажды слияния. Иначе я сказать не могу, хотя взволновало меня не отдельное, а двуединое явление – мельком увиденная пара, сестра и брат. Иными словами – существо моего пола и пола противоположного, то есть прекрасного. Но красота возникла здесь из двуединства, из очаровательного двоякого повторения, и я отнюдь не уверен, что образ юноши на балконе – если не говорить о жемчужинах в его манишке – хоть сколько-нибудь взбудоражил бы мои чувства, как сомневаюсь и в том, чтобы девушка без ее мужского повторения могла заставить мой дух предаться столь сладостным мечтаниям. Любовные сны – сны, которые я люблю, пожалуй, именно за первозданную нераздельность и неопределенность, за двусмысленность, а стало быть, полносмыслие, охватывающее человеческую природу в двуряде обоих полов."

    И дальше Круль рассуждает, что двуединство матери и дочери возбуждает его не менее, а даже более. Причем, Круля влечет к зрелым дамам с усиками над верхней губой и явно выраженной сединой. Казалось бы, нет никаких слов. Ну, их как бы и нет. Чего болтать, надо ублажать клиенток и зарабатывать.

    Лучший друг и защитникje podelio/la utisakпре 3 године
    👍Vredna čitanja
    🌴Knjiga za plažu

    Недоконченный роман, очень жаль, было бы интересно продолжение приключений Феликса.

Citati

    Anna Avramenkoje citiralaпре 5 година
    насладиться удивительным видом на город и реку из общественного парка Пасею да Эстрелья, посмотреть бой быков, который должен состояться в ближайшие дни; сказал несколько слов о монастыре Белем – чуде архитектурного искусства – и о дворце Цинтра.
    Katerina Kamenevaje citiralaпре 7 година
    мой организм еще и по сей час не оправился от этой авантюры.
    Daria Hinkelje citiralaпре 9 година
    Смутное чувство, не столько гордое, сколько, напротив, продиктованное смиренным приятием судьбы, что ты не такой, как все, неизбежно создает вокруг тебя пустоту, ледяную ограду, о которую, может быть, тебе самому не на радость, разбиваются все посягательства на дружбу и приятельские отношения.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)