ru
Вальтер Беньямин

Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Первую волну страстей и восторгов по поводу фотографии как нового средства творческого выражения, нового искусства, поднял авангард и экспрессионизм начала ХХ в. К ней вскоре присоединились более широкие круги писателей и литературных критиков. Вальтер Беньямин занимает среди всех этих глашатаев нового искусство «срединное» положение – он больше философствующий писатель, чем литератор. Однако он первым перешел от лозунгов к аналитической работе. Выяснилось, что с появлением фотографии и возможности тиражировать (потенциально бесконечно) образы людей, ландшафтов, да и самих традиционных произведений искусства в традиционном смысле, происходит нечто важное не только с человеческим миром, но и с самим воспроизводимым произведением. «Оригинал» лишается своего привычного ореола уникальности и единственности. Сходные проблемы тиражируемости обсуждает М. Маклюэн в «Галактике Гуттенберга». Энди Уорхол своими работами подтвердил затем многое, что В. Беньямин высказывал в качестве гипотезы, а Ролан Барт в Camera Lucida вновь обратился к этим идеям. С тех пор для современной media science столь же почитаемый автор, как и Аристотель для логика: независимо от того, вспоминают ли его самого, проблема открыта, парадигма ее разработки задана.
Симпатизировавший марксизму Беньямин, успевший даже поработать в Москве для новой Советской энциклопедии, трагически закончил жизнь при попытке перейти франко-испанскую границу.
Ova knjiga je trenutno nedostupna
54 štampane stranice

Utisci

    Sasha Kutepovaje podelio/la utisakпре 3 године
    💤Smooor!

    Ничего нового, вероятно на момент написания работа была познавательна, но на данный момент приходится дочитывать исключительно из чувства долга

    Galya Dautovaje podelio/la utisakпре 2 године
    👍Vredna čitanja

    однозначный мастрид для тех, кто еще не в теме)

    а для тех кто уже в теме —
    вот уже третий год меня снова и снова бросает к этому тексту. все вокруг рассматривают, изучают, отсылаются. хорошая работа, но когда уже очень пережевал — уходит лоск ее фундаментальности, что наверное логично по отношению к любой такой работе.

    очень иронично, что именно она не уходит из наших мыслей и бесконечно самовоспроизводится время от времени, беньямин вечен.

    Valeria Kurbangaleevaje podelio/la utisakпре 5 година
    💡Poučna

    Увлекательное изучение искусства через призму масс

Citati

    татьяна цвелодубje citiralaпре 5 година
    Крометого и одно место в лекциях по эстетике указывает, что Гегель чувствовал наличие этой проблемы. "Мы вышли, - говорится там, - из того периода, когда можно было обожествлять произведения искус ства и поклоняться им, как богам. Впечатление, которое они теперь производят на нас, носит скорее рассудительный характер: чувства и мысли, вызываемые ими в нас, нуждаются еще в высшей проверке." (Hegel, I.e., Bd. 10: Vorlesungen Qber die Asthetik. Bd. I. Berlin, 1835, p. 14).
    Дина Кравченкоje citiralaпре 6 година
    Освобождение предмета от его оболочки, разрушение ауры - характерная черта восприятия, чей "вкус к однотипному в мире" усилился настолько, что оно с помощью репродукции выжимает эту однотипность даже из уникальных явлений.
    Alena Kalistratovaje citiralaпре 6 година
    самоотчуждение достигло той степени, которая позволяет переживать свое собственное уничтожение как эстетическое наслажде ние высшего ранга. Вот что означает эстетизация политики, которую проводит фашизм. Коммунизм отвечает на это политизацией искусства.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)