Strelka Press

Strelka Institute
Strelka Institute
53Knjige

Jedna cena. Obilje knjiga

Ne kupujete samo jednu knjigu već celu biblioteku… po istoj ceni!

Nešto za čitanje uvek na dohvat ruke

Prijatelji, urednici i stručnjaci mogu da vam pomognu da pronađete nove i zanimljive knjige.

Čitajte bilo kad i bilo gde

Vaš telefon je uvek uz vas, a samim tim i sve vaše knjige, čak i kada ste oflajn.

Bookmate – aplikacija koja vas podstiče na čitanje
Strelka Press издает работы о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Издательство базируется в Лондоне и Москве, выпуская книги на английском и русском языках.
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 5 месеци
Летом 2018 года во дворе Института «Стрелка» прошла футбольная программа — серия лекций и дискуссий, посвященных футболу. Эксперты, руководители стадионов, дизайнеры, киберблогеры, комментаторы и футболисты вместе рассматривали футбол как культурный феномен. Сборник будет интересен не только футбольным болельщикам, но и тем, кто следит за трендами в маркетинге, дизайне, технологиях производства одежды и видеоиграми.
Футбол на «Стрелке»,
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 10 месеци
Al plays a crucial role in the global cultural ecosystem. It recommends what we should see, listen to, read, and buy. It determines how many people will see our shared content. It helps us make aesthetic decisions when we create media. In professional cultural production, AI has already been adapted to produce movie trailers, music albums, fashion items, product and web designs, architecture, etc. In this short book, Lev Manovich offers a systematic framework to help us think about cultural uses of AI today and in the future. He challenges existing ideas and gives us new concepts for understanding media, design, and aesthetics in the Al era.
AI Aesthetics, Lev Manovich
Чтобы понять, почему в одних обществах люди легко объединяются ради общей цели, а у других ничего не выходит, экономисты придумали концепцию социального капитала, основанную на трех измеряемых показателях: интенсивности общения, доверии и ценностях общественной жизни. Естественно, если люди связаны между собой многообразными каналами коммуникации, доверяют друг другу и разделяют ценности, позволяющих учитывать интересы окружающих, жизнь их сообщества будет благополучной – и наоборот. В чем заключается специфика «городского» социального капитала, объясняет экономист Леонид Полищук.
Julia Lovell teaches modern Chinese history and literature at Birkbeck College, University of London. She is the author of The Politics of Cultural Capital: China’s Quest for a Nobel Prize in Literature, The Great Wall: China Against the World and The Opium War: Drugs, Dreams and the Making of China. Her several translations of modern Chinese fiction include Han Shaogong’s A Dictionary of Maqiao (winner of the 2011 Newman Prize for Chinese Literature), Zhu Wen’s I Love Dollars, and Lu Xun’s The Real Story of Ah-Q, and Other Tales of China. Recipient of the Philip Leverhulme Prize, she is currently working on a global history of Maoism.
В основе очередного этапа человеческой эволюции — развитие всепроникающих беспроводных технологий и коммуникационных сетей, которое не просто освобождает людей от кабелей, стационарных рабочих мест и привычных носителей информации — оно меняет наше представление о том, где кончаемся мы сами и начинается внешняя среда. Американский теоретик дизайна и архитектуры Уильям Дж. Митчелл стал первым, кто увидел и описал контуры этого нового мира.
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 10 месеци
Что отличает город от деревни помимо архитектуры? Едва ли не первым на этот вопрос ответил один из лидеров чикагской социологической школы Луис Вирт — в нескольких журнальных статьях он изложил систематическую теорию города как социальной сущности и наметил программу его исследования, которой социологическая наука следует и сегодня.
Сегодня общим местом стал разговор о том, что архитетура утратила те социальные амбиции, которые лежали в ее основе в предыдущие эпохи, общественное благо больше не является ее целью, а если она все еще обладает каким-то собственным фундаментом, то это теперь всего лишь желание угодить заказчику. Но если эта гипотеза верна, то что может вернуть архитектуре ее былой социальный и интеллектуальный статус? Какой может быть ее общественная миссия в современную эпоху? Призыв не забывать о философских основаниях профессии архитектора — в эссе теоретика архитектуры Сергея Ситара.
Слово «ордер», обозначающее и архитектурный стиль, и «порядок», идеальную социальную систему, и советских времен разрешение занять новую жилплощадь, то есть определенную систему прав собственности, и предписание об аресте, то есть политическую систему, — ключевая метафора книги Максима Трудолюбова «Русский ордер», представляющей собой компактный очерк истории России XX — начала XXI века, написанный через призму взаимосвязи архитектуры, социального и политического уклада и прав собственности.
Одним из преимуществ расположения штаб-квартиры крупного предприятия в пригороде всегда была монокультурность. Это особенно верно для технологических компаний, которые располагаются в Кремниевой долине.
Спрятанные от суеты и назойливости городов, безликие кампусы Apple, Google, Facebook правят сегодня миром. Однако, хотя продукция этих компаний является постоянным предметом дискуссий, редко кто говорит об архитектуре их офисов. Каков урбанизм Кремниевой долины? До сегодняшнего дня ее кампусы лишь служили фоном для многочисленных фотосъемок очередного загорелого основателя компании. Но никто не задумывался над урбанистическими отличиями между деревней Facebook, поселком Google или целым городом Twitter, руководство которого недавно приняло решение переехать в не поддающийся джентрификации центральный район Сан-Франциско Тендерлойн. Александра Ланж предлагает типологию кампусов новых технологических гигантов и исследует, что может рассказать дизайн этих кампусов о якобы хорошо знакомых нам компаниях.
ОБ АВТОРЕ
Александра Ланж — архитектурный критик, историк архитектуры и дизайна, преподаватель Нью-Йоркского университета и Школы визуальных искусств. Автор книги «Тексты об архитектуре: как овладеть языком зданий и городов» («Writing About Architecture: Mastering the Language of Buildings and Cities», 2012).
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 10 месеци
Один из главных архитекторов XX века, Фрэнк Ллойд Райт, построил здания, которые изменили наши представления об архитектуре, однако его идеи были намного амбициознее: он хотел изменить саму суть города — лишить его плотности и центра и рассредоточить на большой территории, в природе. «Исчезающий город» — подробный и страстный манифест этого радикального проекта.
Bruce Sterling is an author, journalist, critic and a contributing editor of Wired magazine. Best known for his ten science fiction novels, he also writes short stories, book reviews, design criticism, opinion columns and introductions to books by authors ranging from Ernst Jünger to Jules Verne. His non-fiction works include The Hacker Crackdown: Law and Disorder on the Electronic Frontier (1992), Tomorrow Now: Envisioning the Next Fifty Years (2003) and Shaping Things (2005).
Постсоветская архитектура продолжается двадцать лет. Это много. За двадцать лет начались и закончились модерн, неоклассицизм, конструктивизм, сталинская архитектура – есть с чем сравнивать.
История этой архитектуры – повесть о двадцати главных героях. Это нормально. Честертон написал (несколько высокопарно), что архитектура – это азбука гигантов, это верно не только в том смысле, что буквы большие, а и в том, что гиганты редко ходят толпами. Конструктивисты (тоже примерно двадцать человек), и сталинские архитекторы, и архитекторы модерна (это опять же двадцать человек максимум), все остальные – краеведение. В историю больше двадцати не пропихивается, и, кстати, это серьезный резон не становиться архитектором. В год в России появляется примерно две тысячи человек с дипломом архитектора, поколение – двадцать лет, около сорока тысяч человек, а в итоге – двадцать фигур. Шансы – один к двум тысячам, хуже только у поэтов.
От античных каменных колонн, напоминавших о деревьях, до эстетики машин и механизмов, архитектура всегда притворялась чем-то, чем она не является.
Всякий раз появление нового стиля или направления приводило сперва к вытеснению устаревших форм и технологий, а затем к их воссозданию. Идеологии и утопии становятся формой. Кроме того, существует странный мир подлинных подделок, как, например, Гринфилд Вилладж Генри Форда, где прошлое в дидактических целях становится настоящим. Ничего не поделаешь, главным инстинктом архитектуры остается повторение, говорим ли мы о колоннах, балках или башнях-близнецах. Мы живем в кавер-ландшафтах, созданных копипейстом. В своем сатирическом эссе Сэм Джейкоб исследует современное состояние архитектуры и задается вопросом: может, это всего лишь попытка выдать подделку за подлинник?
ОБ АВТОРЕ
Сэм Джейкоб — архитектор, дизайнер, глава лондонского архитектурного бюро FAT, преподаватель Архитектурной ассоциации Лондона и Университета штата Иллинойс, автор и редактор сайта strangeharvest.com, колумнист журнала Art Review.
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 10 месеци
Один из первых теоретиков и практиктиков модернистской архитектуры Адольф Лоос интересовался не только зданиями, но и людьми: его остроумные эссе о моде начала XX века — прообраз сегодняшних исследований повседневной культуры и один из самых обаятельных памятников того культурного разлома, в котором западный мир оказался на пороге современной эпохи.
As growth was the defining condition of the 20th century, so scarcity is set to define the 21st. Already it pervades political discourse and shapes our reading of the economy and the environment.But scarcity is not just the inevitable result of growth and resource exploitation. Scarcity is constructed daily through the creation of desire, it is designed. The authors of this timely essay set out to establish a more sophisticated understanding of scarcity. The message for architects and designers – experts in working with constraints – is that scarcity is a process, and one that can be productive. This essay asks us to throw out our simplistic Malthusian graphs and escape the stranglehold that scarcity has on our imaginations.
Можно ли описать Россию, одну из самых разнообразных стран мира, объединяющую множество национальных культур, экономических моделей, климатических зон и часовых поясов, как единое целое? Книга Владимира Каганского «Как устроена Россия» — попытка выделить общие закономерности пространственного устройства России, которые он находит в ее моноцентричности, тяжелом наследии советского планового территориального развития, гипертрофированной роли границ и пространственной атомизации.
Жесткая аргументация Ловелл заставляет задаться закономерным вопросом: к чему приведут непомерные архитектурные амбиции китайского руководства, если пузырь на рынке недвижимости Китая лопнет?
Когда-то Мао Цзэдун назвал китайский народ «чистым листом бумаги, на котором можно написать любые иероглифы». Таким же было и его отношение к городам Китая во время Культурной революции. Однако действия Мао кажутся пустяками в сравнении с политикой его последователей, отказавшихся от всяких ограничений, — сегодня Китай переживает урбанизацию в масштабах, которых не знала мировая история. В своем эссе известный синолог Джулия Ловелл анализирует китайскую политику в сфере архитектуры и городского строительства. Круг действующих лиц широк — это и западные архитектурные звезды, слетевшиеся в Китай, как мухи на сладкое, и политические диссиденты, такие как Ай Вейвей, и непокорные жители, бесстрашно поющие песни, глядя на приближение бульдозеров.
ОБ АВТОРЕ
Джулия Ловелл — историк, литературовед, переводчик, преподаватель колледжа Биркбек Лондонского университета. Автор книг «Политика культурной столицы: Китай в стремлении получить Нобелевскую премию по литературе» («The Politics of Cultural Capital: China’s Quest for a Nobel Prize in Literature», 2006); «Великая стена: Китай против остального мира» («The Great Wall: China Against the World», 2006); «Опиумные войны: наркотики, мечты и формирование китайского государства» («The Opium War: Drugs, Dreams and the Making of China», 2011
Strelka Institute
Strelka Instituteje dodao knjigu na policu za knjigeStrelka Pressпре 10 месеци
Privileging declarations, right answers, proofs, and universals, culture is often banging away with the same blunt tools that are completely inadequate to address contemporary chemistries of power. On the flip side of these logics, Medium Design offers no dramatic manifestos where things are new or right. Instead it only rehearses a habit of mind that has been eclipsed. Even at a moment of digital ubiquity, Medium Design treats space as an information system and a broad, inclusive mixing chamber for many social, political, technical networks. And just as it inverts the typical focus on object over field, it may also invert some habitual approaches to problem solving, aesthetics and politics.
Medium Design, Keller Easterling
Matias Echanove and Rahul Srivastava joined forces through their blog airoots/eirut in 2006. They have since written extensively on urban themes and are working on projects involving architecture, planning, pedagogy and technology. They run the Institute of Urbanology in Mumbai and Goa and are co-founders of urbz.net, an experimental platform for collaborative practice in urban development.
Оценки лужковской архитектуры единодушны – здания такого безобразного эстетического и технического качества должны как можно скорее исчезнуть из московской застройки. Однако возможна и другая оптика. Книга выпускницы и преподавателя Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» архитектора Даши Парамоновой – остроумная попытка рассмотреть архитектурное наследие лужковской Москвы как бесценное свидетельство тех перемен, которые претерпело российское общество в постсоветскую эпоху.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)