Эдгар Аллан По

Дьявол на колокольне (Перевод К. Д. Бальмонта)

В сонном, скучном, голландском городке Вондервоттеимиттиссе, жители которого только и делают, что с чувством собственного достоинства курят трубки, квасят капусту и гордятся своими часами, полагая, что любые изменения в жизни вредны, а за пригородными холмами ничего нет, появился странный субъект, маленького роста, в щеголеватом наряде. За пару минут до полудня он вихляющей походкой, скаля зубы и играя что-то невообразимое на огромной скрипке, спустился с холмов, направился прямиком на городскую площадь, залез на башню, отколошматил смотрителя и сделал с городскими часами что-то такое, после чего они стали бить в полдень тринадцать раз. Жизнь городка была настолько подчинена распорядку, что вслед за главными часами «лишний» час отбили все часы в городе, за этот час успели прогореть все трубки горожан, перепреть заквашенная капуста, дети проголодаться. Довершили поднятый переполох кошки и свиньи, устроившие страшный кавардак на улицах города. И всё из-за одного пришельца, которого теперь никак не могут прогнать с колокольни.
12 štampanih stranica

Utisci

    Поля Барберje podelio/la utisakпре 3 године

    Забавная и устрашающия книга одновременно .Трудно было понять о чем идёт речь, лишь после первых страниц начала понимать смысл .Книга интересная но конец какой-то не оконченный хоть и устрашающий то что происходило на колокольне .Думаю из названия когда прочтут все поймут посему так названа эта маленькая книга .

    Artak Petrosyanje podelio/la utisakпре 4 године
    👎Možete propustiti

    Не особо

    🌕 To the Moon and Back 🌘je podelio/la utisakпрошле године
    💤Smooor!

Citati

    Назарий Чёрныйje citiraoпре 2 године
    «Раз!» - сказали часы.

    «Хас!» – откликнулся эхом каждый старый господинчик с каждого кресла с ручками и с кожаным сиденьем в Вондервоттеимиттиссе. «Хас!» также сказали карманные часы у каждого; «хас!» сказали карманные часы у каждой супруги, и «хас!» сказали часы у мальчишек, и золоченые часики с повторным боем на хвостах у кота и свиньи.

    «Два!» – продолжал большой колокол; и -

    «Тфа!» – повторили все следом.

    «Три! Четыре! Пять! Шесть! Семь! Восемь! Девять! Десять!-сказал колокол.

    «Дри! Шедыре! Бять! Шесь! Земь! Воземь! Тебять! Тезять!--отвечали другие.

    «Одиннадцать!» – сказал огромный.

    «Отинатсать!» – согласились малые.

    «Двенадцать!» – сказал колокол.

    «Тфенатсать!» - отвечали они, совершенно удовлетворенные, понижая голос.

    «Фот и тфенатсать», - сказали все старые господинчики, пряча свои часы. Но огромный колокол еще с ними не покончил, «Тринадцать!» – сказал он.

    «Ччёрт!» – выдыхнули все старые господинчики, бледные, роняя свои трубки и составляя, каждый, правую свою ногу с левого своего колена.

    «Ччёрт!» – простонали они. – «Дринатсать! Дринатсать!.. – Майн Готт, сейчас дринатсать часов!»
    Назарий Чёрныйje citiraoпре 2 године
    Фалды его сюртука значительно длиннее – его трубка, пряжки на башмаках, его глаза и его живот значительно огромнее нежели таковые у какого-либо другого старого господина в селении; что же касается его подбородка, он не только двойной, но и тройной.
    Назарий Чёрныйje citiraoпре 2 године
    Все те, что занимают должности-синекуры, пользуются большим или меньшим почтением, и так как человек с колокольни Вондервоттеимиттисса занимает наисовершеннейшую из синекур, он пользуется наиболее совершенным почтением, чем кто-либо в мире. Он - главный сановник местечка, и даже свиньи взирают на него с чувством уважения.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)