ru
Джордж Сондерс

Линкольн в бардо

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Роман-шедевр в прогрессивном жанре трансреализма: большая часть событий происходит в бардо — пограничном месте-состоянии между жизнью и смертью (в буддизме). Сондерс, блестящий мастер короткой формы, написал трагическую семейную историю со сверхъестественной атмосферой, преодолевая все жанровые условности. Наследник Эдгара По и Германа Мелвилла, Сондерс в «Линкольне в бардо» соединил поэтичность и исторические реалии, взяв за основу реальный случай с американским президентом и его маленьким сыном. Этот роман действительно перенесет вас за грань реальности. Книга содержит нецензурную брань.
Ova knjiga je trenutno nedostupna
246 štampanih stranica
Vlasnik autorskih prava
Издательство «Эксмо»

Utisci

    Федор Попадюкje podelio/la utisakпре 2 године

    Иногда я добавляю книги себе на полку даже не читая аннотации. Срабатывает эффект ореола – я просто вижу, что кто-то, с чьим мнением я могу считаться, советует автора или книгу, и я, недолго думая, лезу ее искать. Иногда я вижу подборку с лауреатами какой-нибудь уважаемой премии и добавляю все, что нахожу в переводе.

    Главный плюс этой истории – при отсутствии какого-либо представления о книге можно получить что-то совершенно невообразимое и отличное от твоего представления.

    Так, например, получилось с романом букеровского лауреата 2017 года Джорджем Сондерсом. Невнимательно посмотрев на название я подумал что это исторический роман о том, как 16-й президент Соединенных штатов побывал на юге Франции (а он там был, вообще когда-то?). Оказалось, что это отличнейшее сюрреалистическое безумие с элементами буддизма и отсылкой к «Тибетской книге мертвых» о пребывании покойного сына Авраама Линкольна в бардо – состоянии между смертью и перерождением.

    Официальная история такая. У Линкольна был сын Уильям. В 1862 году в возрасте 11 лет, в разгар Гражданской войны, пацан умирает. У Сондерса Уильям после смерти, оказывается в странном месте, обитатели которого думают, что они болеют, отрицая мысль о том, что все они мертвы.

    У романа весьма интересная структура – ты будто бы читаешь какую-то модернистскую пьесу.

    Реальная жизнь толком-то и не пишется автором, а воссоздается из исторических документов, мемуаров и газетных хроник – там, наверное, ссылки на источник как минимум 1/10 всего романа. Сондерс словно насмехается над этой документальной объективностью, потому что-то в одном из эпизодов в день смерти Ульяма цвет луны, в зависимости от источника меняется от «кроваво-красной», до «бледно-желтую». В другом глаза самого Линкольна превращаются из карих в голубые. В третьем Линкольн описывается современниками как харизматик с добрым сердцем, а следом как кровавый неуклюжий автократ.

    Ту вымышленную часть, которая описывает бардо, сложно толком-то и объяснить. Бардо не совсем бардо, в воображении некоторых персонажей это вполне себе христианское чистилище. Какие-то персонажи трансформировались до неузнаваемости – кто-то покрылся глазами, у кого-то член размером с дубинку, кто-то раздулся до нечеловеческих размеров. У каждого обитателя бардо – своя история жизни и смерти от комичной (почти старик, который умер перед первым сексом с молодой женой), до трагичной (многократно изнасилованная молодая чернокожая девушка).

    И все это настолько на грани, что читаешь и думаешь: «Боженька, до чего ж невообразимое безумие». При этом в книге полно страдания и любви. Любовь отца к сыну, а сына к отцу в какой-то момент меняет привычный уклад в бардо. А сам Линкольн, страдая по мертвому сыну, думает о том, что вообще-то сейчас война и он стал причиной смерти и страданий тысяч людей. Ну и про преодоление себя, конечно же.

    "Его разум поначалу склонялся к скорби, к тому факту, что мир полон скорби; что все живут под тем или иным бременем скорби; что все страдают; что, куда бы ты ни посмотрел в этом мире, ты должен стараться помнить, что все страдают (никто не удовлетворен; всюду несправедливость, пренебрежение, непонимание), а потому ты должен делать все, что в твоих силах, чтобы облегчить груз тех, с кем соприкасаешься; понять, что твоя скорбь не представляет собой чего-то особенного, отнюдь, от нее в той или иной мере страдают или будут страдать многие и многие во все времена, в любое время, и эту скорбь не должно продлевать или преувеличивать ее значение, потому что, предаваясь ей, ты никому не будешь полезен, а поскольку твое положение в мире дало тебе возможность приносить либо немалую пользу, либо существенный вред, тебе не следует хандрить, если ты можешь преодолеть себя".

    В общем, рекомендую – отличнейшая вещь.

    Андрей Манохинje podelio/la utisakпре 2 године
    👎Možete propustiti
    🙈Ne drži pažnju
    💤Smooor!

    История про один день из после жизни сына Линкольна. Дали Букеровскую премию, но как по мне сам стиль изложения не стоит премии. Да и само повествование совсем не интересно.

    mailforje podelio/la utisakпре 3 године
    🙈Ne drži pažnju
    🔮Kompleksna
    💤Smooor!

    Линкольн в бардо - это не рассказ о президенте в провинции Прованс. История о том, как переживает президент смерть сына на фоне развернувшейся Гражданской войны. Душа мальчика, пребывающего в бардо, знакомится с другими душами, застрявшими в этом переходном мире, которые всеми силами стараются подтолкнуть мальчика к свету. Стоит отметить сложное написание романа: повествование каждый раз идёт от разных лиц, похоже на пьесу и репортёрские сводки, главная история неоднократно перекликается с историями других персонажей, читать несколько непросто

Citati

    Алексей Колесникje citiraoпрошле године
    понял я, что все вокруг невыразимо прекрасно и изумительно точно создано для нашего наслаждения. И еще я понял, что чуть не растранжирил чудесный дар, дар, который позволял каждый день блуждать по сему чувственному раю, сему великому рынку, куда любовно поставлялись все самое прекрасное: рои насекомых, танцующих в наклонных лучах августовского солнца, тройка черных лошадей, стоящих на поле голова к голове и по колено в снегу, аромат говяжьего бульона, приносимый ветерком через оранжевеющее окно, открытое в прохладную осень…
    Elena Sarapultsevaje citiralaпре 2 године
    Его разум поначалу склонялся к скорби, к тому факту, что мир полон скорби; что все живут под тем или иным бременем скорби; что все страдают; что, куда бы ты ни посмотрел в этом мире, ты должен стараться помнить, что все страдают (никто не удовлетворен; всюду несправедливость, пренебрежение, непонимание), а потому ты должен делать все, что в твоих силах, чтобы облегчить груз тех, с кем соприкасаешься; понять, что твоя скорбь не представляет собой чего-то особенного, отнюдь, от нее в той или иной мере страдают или будут страдать многие и многие во все времена, в любое время, и эту скорбь не должно продлевать или преувеличивать ее значение, потому что, предаваясь ей, ты никому не будешь полезен, а поскольку твое положение в мире дало тебе возможность приносить либо немалую пользу, либо существенный вред, тебе не следует хандрить, если ты можешь преодолеть себя.
    danali09270je citiraoпре 2 године
    Тысячи платьев, разглаженных сегодня с таким почтением, все пятнышки счищены еще за дверью, подолы подобраны для поездки в экипаже, – где они теперь? Хоть одно из них выставлено в музее? Хоть сколько-нибудь хранится ли теперь на чердаке? Большинство превратились в прах. Как и женщины, которые носили их с такой гордостью в этот краткий миг великолепия.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)