Рекомендации кураторов Уральской биеннале

Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
11Knjiga76Pratilaca
Как разобраться с тем, что такое культурная память и символическое бессмертие? Стоит ли доверять трансгуманистам и о чем говорят руины? Кураторы проектов Уральской индустриальной биеннале делятся научными исследованиями и интригующими текстами.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Классический труд французского историка, показывающий, как европейская культура принимала смерть, и в каких отношениях европейцы состояли с ней в разные моменты частной и общественной жизни. Легкий слог Арьеса позволяет протанцовывать через темы, о которых так сложно говорить даже в комментариях в фейсбуке, — в общем, это важный текст, позволяющий увидеть себя в зеркале истории, на время приглушить чувство одиночества и усилить переживание собственной неповторимости.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Красиво выстроенная работа, препарирующая историю советского авангарда с позиций материалистической медиа-теории Фридриха Киттлера: Маргарета анализирует не только прокламации и программы авангардистов, но и сцепки конкретных инструментов, техник, людей и идей, которые позволяли этим программам состояться. Мы обращаем особое внимание на сюжет, посвященный Институту переливания крови Александра Богданова – человека, в какой-то момент стоявшего вровень с Лениным, обозначившего контуры грядущей эргономики и желавшего достичь бесконечной жизни для ответственных строителей коммунизма.
Его заявления, поэмы, трактаты и фантастические романы — образ провалившейся, но значимой «красной» утопии, к которой в последние годы обращаются теоретики медиа (в частности, блистательный Маккензи Уорк). Программы Богданова можно считать частным проявлением «космотехники», попытки сплавить технический прогресс с конкретной культурной повесткой. Стоит читать, чтобы познакомиться с нетипичным для русских исследователей каркасом исследовательской работы и заново открыть для себя странные сюжеты, которыми полнится история авангарда.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Блистательная историческая работа украинской исследовательницы, знакомящая с тем, как советские ученые пытались вкатить в исследуемые ими дисциплины троянского коня, в котором терпеливо сидела молодая кибернетика. Как протащить буржуазную науку в практики страны победившего социализма? Как очистить её от подозрений в прозападном милитаризме? Янина внимательно разбирается с контрабандным экспортом понятий кибернетики в советскую науку (от математики до компаративистской истории), и показывает, как сверхновая наука ложилась в основу специфичной технологической культуры Советов. Почему мы рекомендуем эту книгу? Кибернетика – важная отсылка для нынешней биеннале. С одной стороны, Юк Хуэй много пишет о кибернетике и в частности отмечает, что «Кибернетика растворяет понятие природы»; это может помочь посетителю основной выставки. С другой, выставка Les Immateriaux, вдохновлявшая куратора Шаоюй Вэн, прямо обращалась к наработкам Норберта Винера, отца кибернетики. Ну и, наконец, внимательное обращение к кибернетическим проектам позволяет отказаться от популистских трансгуманистических заявлений в духе «О, поставлю себе механическую руку и стану другим человеком»! Может, и станем, но отнюдь не из-за протезов.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Выставка, которую готовит Шаоюй Вэн часто цитирует «философскую выставку» под названием «Нематериальное», проходившую в молодом Центре Помпиду в 1985 году; её кураторами были Тьерри Шапю и Жан-Франсуа Лиотар. Оба куратора смело попытались стянуть в одном пространстве/времени технологические новинки и создать нарратив-конструктор, который бы подчинялся реакциям и запросам каждого посетителя. О «Нематериальном» мы будем говорить и в пространстве выставки, и на публичной программе, — пока же рекомендуем обратиться к культовому отчету, которым Лиотар встряхнул современных мыслителей, воспел технологии и отметил конец больших сюжетов. После прочтения вам будет легче и приятней говорить слово «постмодерн» вместо сомнительного «метамодерн».
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Бессмертие сулит вечность, а вечность можно толковать как поломанное время. Как и с чем мы вообще сверяем свои внутренние часы? Как и почему чувство времени порой подводит нас? У героя «Записок», незаметно сходящего с ума, время распадается все быстрее и быстрее, а вместе с ним по швам трещит и представление о пространстве. Петербург оборачивается Испанией, а потом и вовсе он понимает, что «Китай и Испания совершенно одна и та же земля и только по невежству считают их за разные государства». Интересно, что великий китайский писатель Лу Синь, автор рассказа «Дневник сумасшедшего», вдохновлялся Гоголем, но никак не комментировал схождение Китая и Испании. Куратор основного проекта Шаоюй Вэн обращается к обоим рассказам, обнаруживая в них указания на дисфункциональные технократические общества, подчиненные гегельянскому «несчастному сознанию»; потому рекомендуем читать оба рассказа и брать в спутники для прогулки по основной выставке и Николая Васильевича, и Лу Синя.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Говоря о бессмертии, важно не застревать на очень понятной, но эгоистичной позиции «могу ли я, имярек, претендовать на вечную жизнь». Каждый из нас является частью более значительной системы (социальной, экологической, политической, и так далее), живущей дольше чем её отдельные составляющие. Один из способов снизить напряжение и снять с себя груз ответственности за собственную вечную жизнь — сосредоточение внимания на сосуществование с другими, причем не только людьми. О нем, в частности, «Политики природы». Этот очерк новой экологии, предпринятый Бруно Латуром 20 лет назад, продолжает рассуждения о «парламенте вещей» и подводит читателя к интригующим сюжетам — например, Латур пытается стащить ученых с Олимпа и называет их не открывателями великих, пред-существующих истин, а предлагает относиться к ним как к полномочным представителям найденных ими феноменов (и относиться соответствующе — ведь мы далеко не всегда верим представителям крупных компаний, которые нас в чем-то пытаются убедить?).
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Любой материальный объект как будто бы способен хранить память; об этом говорят антропология и история повседневности. Руина позволяет нам переживать знание и память прошлого, испытывать — если верить Бёрку — экстатическое ощущение нашей смертности, сближение с возвышенным. Но есть пространства, в которых наша связь с временами разрушается и мы оказываемся как будто бы не к месту. На них, кстати, и нападали лангольеры Стивена Кинга, вместе с людьми проглатывавшие и пространство, и время. Этим местам посвящает свою книгу французский антрополог Марк Оже; он громко называет их «не-места». Супермаркеты, типовые кафе, аэропорты, вокзалы, — пространства, в которых посетитель низведен до статуса механически перемещаемой фигуры, теряющей направления, целеполагание и субъектность. Эти пространства ничего не говорят нам о своих прошлом и будущем; здесь нет мемориалов и накапливаемой истории. Есть только функция и стертость смыслов. Перемещаясь между ними, мы ставим нашу личность на паузу, — в частности, к такой дезориентации прибегали некоторые музейные дизайнеры, вдохновлявшие кураторов публичной программы. Рекомендуем обратиться к этому тексту тем, кто занимается дизайном пространств, кураторским делом, а также городским планированием.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Текст блистательного молодого философа, ранее изучавшего программирование в Гонконге, а теперь преподающего историю философии в Институте Баухауз в Ваймаре. Его прошлая книга, «Вопрос о технике в Китае», удерживающая в поле внимания и хайдеггеровский «Вопрос о технике», представляет взаимосплетения классической немецкой философии с классической китайской (многим из нас неизвестной). Эта книга, сосредотачиваясь на двух обозначенных понятиях, рассказывает, почему разделение «механическое/органическое» стоит считать устаревшим, и делает это за счет красивых, тактично простроенных смысловых повторов и примеров. Прошлая работа Юка сильно повлияла на Шаоюй Вэн, куратора основной выставки, — и потому для команды большая честь во второй раз позвать Юка выступать на конференции открытия.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Нам многое известно о разрушениях в странах, оккупированных Третьим рейхом, и ничего — о разрушениях на территории самой Германии. Но молчание по этому поводу хранили и немецкие писатели, стремившиеся дистанцироваться от опыта вместо того, чтобы осмыслить его. Так немецкие руины стали воплощением тайны миллионов смертей и общего позора

Исследованию причин, по которым немецкие авторы избегали разговора о трагедии своей родины, посвящен цикл лекций Винфрида Зебальда. Команда биеннале рекомендуют этот сборник всем, кто хочет понять, какой смысл сообщается руинам, — особенно, когда в руины погружено само государство.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Силами Арсения Жиляева и Антона Видокле, занятых на нашей основной выставке (а также Бориса Гройса) проект философии Фёдорова укочевал в западную художественную критику, для которой он предложил экзотичный и странный инструмент рассуждения о космической программе как итоге инициативы по воскрешению всех предков.
Рекомендуем немного почитать Фёдорова, чтобы познакомиться с его обскурной, но интересной мыслью — а потом прочитать блистательную статью Марины Симаковой No Man's Space: On Russian Cosmism.
Уральская индустриальная биеннале современного искусства
Уральская индустриальная биеннале современного искусстваje dodao knjigu na policu za knjigeРекомендации кураторов Уральской биенналепрошле године
Бессмертие, заявленное темой книги, оказывается подобно слону, вокруг которого ползают слепцы-учёные, пытающиеся подобрать правильные слова и переключающиеся между разными дисциплинами: криогеникой, геронтологией, микробиологией, молекулярной физикой и множеством гуманитарных оптик. Шермер начинает книгу с сокрушительного примера — простой пропорции, соотносящей количество живых людей на данный момент с общим количеством мертвых. Её одной достаточно, чтобы читатель обрел скромность и лишился иллюзии вечной жизни, но Шермер не тратит времени и принимается за разгром предсмертных видений, сулящих вечную жизнь души, а также берется задавать неудобные этические вопросы: почему вы заслуживаете продления жизненного цикла, а другие существа — нет? Сильная скептическая работа, способная подарить читателю примирение с уделом человеческим, укорененное в исключительно материалистических посылках.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)