Книги, от которых становится не по себе

The Question
The Question
20Knjiga302Pratioca

Jedna cena. Obilje knjiga

Ne kupujete samo jednu knjigu već celu biblioteku… po istoj ceni!

Nešto za čitanje uvek na dohvat ruke

Prijatelji, urednici i stručnjaci mogu da vam pomognu da pronađete nove i zanimljive knjige.

Čitajte bilo kad i bilo gde

Vaš telefon je uvek uz vas, a samim tim i sve vaše knjige, čak i kada ste oflajn.

Bookmate – aplikacija koja vas podstiče na čitanje
Бывало ли такое, что после прочтения книги вам становилось плохо? Болела голова, хотелось уединиться и никого не видеть? Вот от каких книг становилось на по себе нашим читателям.
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Роман Яворьский: «Реалистичный апокалипсис со всеми подробностями нравственного падения человечества, каннибализмом и безысходностью. После прочтения еще дня три чувствовал себя подавленным и ничтожным».
Дорога, Кормак Маккарти
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Tanya Salnikova: «Сорокин безжалостно откровенен, и, несмотря на прекрасный язык написания, лично мне удается читать его романы только порционно, перемежая с чем-нибудь более легким».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Alyona Lapteva: «Мне были настолько отвратительны главные герои и темп повествования, что я читала только для того, чтобы убедиться, что в конце все умерли. У книги два оправдания: описания Стамбула и красивая обложка».
Музей Невинности, Орхан Памук
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Леша Девятин: «Вот от чего действительно становится плохо. Все описывается чрезмерно подробно и максимально противно, что одновременно может и удивить и заставить воспользоваться ведром. Стоит её прочитать хотя бы по причине гениального описания личности и его изменений».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Антон Самонин: «Реальный кошмар для людей, у которых были проблемы с соседями, и в особенности для тех, которые боятся, что они могут возникнуть. В высшей степени параноидальная книга».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Инокиня Евгения Сеньчукова: «Набоков – мастер описания гадости. Автор рисует (осторожно, спойлер) трудный, но счастливый роман родных брата и сестры. Рисует издевательски – демонстративно вытирая ноги об общепринятую мораль (в конце романа у меня создалось впечатление, что он специально это делает – показывает, что даже самые красивые, но аморальные вещи омерзительны). События происходят в полувымышленном мире Анти-Терры, но, на самом деле, это неважно – описывал он все равно старую добрую русскую эмиграцию. При этом текст мастерски выстроен, куча внутренних аллюзий – просто шедевр постмодернизма. Но под конец книги испытываешь почти физическую боль».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Anna Slashcheva: «Принималась читать несколько раз, но чувствовала физическое отвращение и тошноту, что бывает крайне редко. Причина в крайне натуралистических описаниях разбитых коленок и вывихнутых суставов».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Анастасия Беляева: «Мне было не плохо и не по себе. Больше 15 лет я не плакала над книгами. А тут меня рвало слеза, не прорывало — рвало. Я не знаю, как всем жить дальше после этих книг. Честнее умереть».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Дарья Киселева: «Более ужасного и отвратительного произведения я не встречала. Дочитала только ради того, чтоб дочитать. С того времени не могу читать похожие произведения».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Galina Poltaeva: «Последнюю четверть книги хотелось, чтобы она поскорее закончилась, – настолько тяжело было читать, но и оторваться невозможно. Натуралистичная, медленная, мучительная смерть, расчеловечивание людей в нечеловеческих условиях. Отходила от неё потом несколько недель».
Террор, Дэн Симмонс
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Андрей Макаревич: «При том что историки, не сговариваясь, считают эту книгу самой достоверной книгой об уничтожении немцами евреев во время войны. А это между тем не историческое исследование, а роман. Считается романом».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Mikhail Chernyakov: «Нарастающее одиночество героя достигает такого апогея страниц за десять до конца, где он окончательно понял, что жена с дочерью действительно эмигрируют здесь, сейчас и без него, что физически захотелось напиться с тоски. Да и сам герой, собственно, проводил их «и немедленно выпил».
Заповедник, Сергей Довлатов
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Faster Pussycat: «Читать книгу больно. Такой жестокой литературы я еще не читала. Периодически я отвлекалась пустым взглядом в сторону от текста, чтобы «переварить» описанную жестокость».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Алексей Воробьев: «Книга описывает фрагмент из жизни семьи, живущей во времена Великой депрессии. Понимая с одной стороны, что это художественный вымысел, с другой стороны не можешь не думать о том, что таких историй – но уже про настоящих, реальных людей – на самом деле было очень, очень много. Книга сильная и, пожалуй, стоящая того, чтобы её прочесть, но после нее действительно было так физически плохо и тошно, как ни от одной другой».
Гроздья гнева, Джон Стейнбек
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Rita Soshina: «Мой личный душевный удар, который никаким экзистенциалистам не удалось перебить, – это «Лолита» Набокова. Это буря чувств и эмоций: отвращение, удивление, грусть, наслаждение (исключительно от красоты языка и стиля Набокова), ярость».
Лолита, Владимир Набоков
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Philipp Chernenko: «Как и многие его произведения, автобиографично, а потому донельзя реалистично. Если вы ипохондрик, это вгонит вас в черную тоску».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Philipp Chernenko: «Это образец натурализма. Чрезмерно натуралистичное описание человеческих пороков, роман о том, как похоть и алчность губят людей и их близких. Читать это безусловно познавательно, но невыносимо. А сцена убийства кота, вероятно, не задумывалась автором как самая эффектная, но в наш просвещенный век и она кажется верхом безнравственности».
Тереза Ракен, Эмиль Золя
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Alexander Vanetsev: «Лесков вообще мастер на тоскливый мрак, но в этой повести он превзошел самого себя».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Irina Novichkova: «Все время чувствовала себя в роли героини и периодически впадала в панику. Несколько раз пыталась прекратить чтение от ощущения абсолютной безысходности, но любопытство победило».
The Question
The Questionje dodao knjigu na policu za knjigeКниги, от которых становится не по себепре 5 година
Володя Берхин: «Когда дочитывал, меня от какой-то психосоматической реакции сначала рвало, потом начал задыхаться. Но я тоже хорош, полез читать такое в 13 лет. Перечитывать во взрослом состоянии просто боязно, если честно».
Замок, Франц Кафка
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)